Привилегированные и простолюдины

Итак, в тибетском обществе XIX в. можно выделить два класса: класс привилегированных и класс простолюдинов. Практи­чески не было так именуемого среднего класса. Снутри класса привилегированных имелись разные группы и про­слойки. Класс простолюдинов включал фермеров, скотоводов, ре­месленников, маленьких торговцев, перевозчиков. Существовали кре­постнические дела: крестьянин практически был прикреп Привилегированные и простолюдины­лен к определенному имению и, таким макаром, к определенному его обладателю. Крестьянин получал от обладателя имения участок зем­ли на правах наследного арендатора. За это он был должен безвозмездно обрабатывать и поливать земли имения, собирать и свозить в амбары сбор, собирать горючее, чинить усадь­бу, делать в доме обладателя имения обязанности Привилегированные и простолюдины слуги и ремес­ленника: ткать сукно, заниматься пошивом одежки, кузнечными работами и т.п. Обладатель имения мог даже «сдать в аренду» труд крестьянина, к примеру, для того, чтоб строить дом обеспеченного куп­ца в Лхасе. Крестьянин также был должен платить налоги в нату­ральной и валютной Привилегированные и простолюдины форме. Он мог попросить разрешения уйти с земли держателя имения, подав прошение об этом — «петицию на выделение человека», митрошува, но в случае, если владелец удов­летворял его просьбу, отпускаемый был должен выплатить владельцу в качестве выкупа огромную сумму. За самовольный уход крестья­нина сердито наказывали и возвращали к владельцу. Предпочитали Привилегированные и простолюдины изловить беглого и вынудить его взять назад землю и все связанные {192} с ней повинности, чем конфисковать эту землю и передать ее другому. Разрешение на уход давалось очень изредка.

В каждом имении земля делилась на две части: во-1-х, земля, не сдаваемая в аренду (часть пахотной земли, сад, парк и Привилегированные и простолюдины др.), и, во-2-х, земля, передаваемая маленькими участками крестьянам. 1-ая часть составляла обычно от половины до 3-х четвертей всей земли имения, и все доходы с нее поступали обладателю име­ния. Эту часть земли, как уже говорилось, безвозмездно обрабаты­вали фермеры, но обладатель предоставлял им семечки и тягловый скот. На Привилегированные и простолюдины собственном участке крестьянин сам решал, что растить, когда сажать и сеять.

Семьи хлеборобов объединялись в общины. Община каждой де­ревни управлялась старостой деревни, который собирал с фермеров налоги и передавал их муниципальному бюрократу либо управ­ляющему имением. Старосту избирал сход, обычно на три года, но нередко благодаря собственному воздействию, престижу и Привилегированные и простолюдины богатству он пе­реизбирался не один раз. Сход мог снять старосту с должности. В неких случаях должность старосты была наследной. Старосте помогал совет старейшин, который формировался самим старостой. Совет часто делал функции суда. Предводитель и со­вет ведали землями общины — горными пастбищами, лесами, по­лями, на Привилегированные и простолюдины доходы с которых содержался храм общины, большенными ирригационными каналами.

Снутри общины было имущественное и, в известной мере, соц расслоение. Крестьяне-владельцы земли регу­лярно собирались на собрания для решения под управлением ста­росты всех дел общины. Фермеры, не имевшие надела, не участво­вали в этих собраниях.

Тибетская армия

Армия Тибета была невелика Привилегированные и простолюдины по численности, воору­жена устаревшим орудием и фактически малобоеспособна. Тибет­ской армией распоряжались амбани. Численность ее не превыша­ла 3000 человек, в самом последнем случае — 6000 боец. Имелось 6 дакпёнов, любой из которых командовал отрядом из 500 сол­дат. Отряд состоял из 2-ух батальонов по 250 боец в каждом во главе с рупёном. В Привилегированные и простолюдины каждом батальоне также были два чжапёна и че­тыре динпёна (поручика) [Дас, 1904, с. 115].

Размещение военных частей, очевидно, изменялось. Во вре­мена поездки в Тибет С.Ч. Даса два дакпёна со своими отрядами {193} находились в Лхасе, один — в Шигацэ, один — в Гьянцэ, один — в Динри и очередной — около озера Привилегированные и простолюдины Тэнгри [там же, с. 127].

В Гьянцэ динпён сказал С.Ч. Дасу, что правитель Китая вы­дает на содержание каждого бойца по 5 рупий в год, а от тибет­ского правительства боец получает «на прокорм» 16 кг ячменя за месяц [там же]. Командиры получали валютное жалованье и так­же паек ячменем Привилегированные и простолюдины. Вооружение тибетской армии, как говорится, оставляло вожделеть наилучшего.

«Отправляясь на войну, надевают латы. Латы их бывают из же­лезных узеньких пластинок, кольчатые либо из цепочек. Конные при­крепляют на шлемах красноватые кисти либо павлиньи перья, к бедру привешивают тесаки, а за спиною имеют ружье, в руках пику. Пехотные бойцы в шишаках, прикрепляют Привилегированные и простолюдины петушьи перья, на ноги вешают тесаки, за пояс втыкают сабельки, за спиною имеют лук и стрелы, в руках держат щит, тростяной либо древесный, у других есть длинноватые пики. Древесные щиты их расписаны изоб­ражениями тигров и снаружи обиты стальными листами... луки их из дерева с роговыми Привилегированные и простолюдины наконечниками, малы, но туги... Каждого года в первом, втором и 3-ем месяце создают смотр войскам. Испытывают их в стрелянии из лука и ружей, в конной езде и борьбе...» [Описание Тибета, 1828, с. 134-135]. Это описание тибет­ского войска изготовлено сначала XIX в. Для сопоставления приведем слова А. Уодделя, нарисовавшего картину вооружения тибетцев сначала XX Привилегированные и простолюдины в.: «Оружие тибетского вояки многочисленно и живописно. За его спиной висит мушкет либо современное ружье; рукою он сжима­ет длинноватое копье; с его пояса свешивается отвратительный длиннющий однобокий клинок с прямым томным лезвием. Когда огнестрель­ного орудия не хватает на весь полк, другие бойцы несут луки и Привилегированные и простолюдины стрелы (последние изготовлены из бамбука с оперенными стальными остриями в 3 дюйма длины), также пращи и томные древесные, плетеные либо покрытые стальными выпуклостями щиты...

Их мушкеты — длинноватые и томные стальные ружья с вилкой в конце дула, для того чтоб во время выстрела утверждать его на земле. У наибольших мушкетов этой Привилегированные и простолюдины вилки нет; они поддер­живаются плечом второго бойца, стоящего спиной к стрелку» [Уодцель, 1906, с. 130].

Очевидно, некие конфигурации имели место. Тот же А. Уоддель пишет дальше о том что британцы захватили «много современных ружей лхасского изделия... [которые] сделаны в Лхасе 2-мя магометанскими рабочими из Индии» [там же]. Тибетская армия Привилегированные и простолюдины использовала пушки. Но даже в 20-е годы XX в. еще была {194} как боевая единица древняя тибетская гвардия, имевшая на вооружении луки и стрелы, клинки, щиты, ружья производства XVII-XVIII вв., заряжавшиеся через дуло, и т.п. [Мак Говерн, 1929, с. 203-204]. Численность манъчжуро-китайских войск в Тибете постоян­но изменялась. После тибето Привилегированные и простолюдины-непальской войны 1788-1792 гг. в Лхасе, Шигацэ и Динри остались огромные гарнизоны. Но к 80-м го­дам XIX в. в Гьянцэ, к примеру, находились всего 50 китайских сол­дат [Дас, 1904, с. 115; Уоддель, 1906, с. 150]. Китайские отряды на южной границе Тибета и на единственном повсевременно охраняемом пути в Тибет из внутренних районов Привилегированные и простолюдины империи были невелики.

В сочинении китайского бюрократа в Тибете Ли Хуа-чжу, соз­данном в 1792 г., указывалось, что на дороге от Чэнду до Лхасы самые большие гарнизоны располагались в Дацзяньлу (46 китай­ских боец), Литане (92 бойца и 300 тибетских воинов), Батане (302 бойца и 60 тибетцев) и Хлари (128 боец и 20 тибетцев) [Описание Тибета, 1828, с. 196-199].

Гкж писал Привилегированные и простолюдины: «Китайцы не содержат в Тибете огромного войска. От Ссе-Чуэна (Сычуани. — Б.М.) до Ла-Ссы бойцы расположены только по сторожевым станциям для конвоя императорских курье­ров и чиновников; в Ла-Ссе находятся только несколько сот чело­век — в качестве телохранителей посланника. От столицы на юг Привилегированные и простолюдины до Бутана тянется такая же сторожевая линия, но караул тут очень плох. На границе стоят китайские и тибетские бойцы, оберегая переход через Гималайские горы» [Гюк и Габэ, 1866, с. 242].

Китайские бойцы в Тибете сменялись раз в три года. Из императорской казны они получали жалованье по 6 унций се­ребра за месяц и Привилегированные и простолюдины по количеству членов семьи по 24 кг риса за месяц на человека [Дас, 1904, с. 115].

Восточный Тибет

Восточный Тибет исторически делится на две этногеографические области: северную — Амдо (район бродячего ското­водства) и южную — Кам (земледельческо-скотоводческий район). Территория Амдо населена тибетцами и монголами. Центральное правительство издавна уже стремилось установить тут общеимпер­ские административные Привилегированные и простолюдины структуры. В 1724 г. Амдо была переда­на сининскому наместничеству. «Округ сининского ведения, — пи­сал Н.М. Пржевальский, — захватывает огромный район через Куку-нор, Цайдам и Северо-Восточный Тибет, до границ фактически Далай-ламских владений, т.е. тибетской провинции Уй... Подведомственные {195} Синину тибетцы делятся на семь аймаков...» [Пржевальский, 1883, с. 260-261].

В Амдо Привилегированные и простолюдины находятся именитые монастыри тибетского буддиз­ма — Кумбум и Лавран. Монастырь Кумбум был основан в конце XVI в., имел четыре дацана (факультета); находился неподалеку от Синина и занимал прибыльное положение на пути караванов меж Тибетом и Монголией. Монастырь Лавран был основан в 1709 г., имел 5 дацанов. В Кумбуме Привилегированные и простолюдины во время путешествия Г.Ц. Цыбикова имелось около 2000 монахов, в Лавране — 2500 [Цыбиков, 1919, с. 43-53].

Область Кам состояла из нескольких 10-ов тибетских кня­жеств. Граница реального контроля правительства Лхасы на терри­тории Кама повсевременно изменялась. После 1720 г. Цины отторгли от Тибета все земли к востоку от Батана и Литана. Власть Лхасы за­канчивалась тогда Привилегированные и простолюдины у Гьямда, примерно в 100км восточнее столицы. На остальной местности Кама было образовано 27 окру­гов, подчиненных сычуанъскому наместнику. Но как Цины укрепили свою власть в Лхасе, ввели туда войска и назначи­ли 2-ух амбаней как представителей правителя (1728 г.), они пе­редали под прямое управление Лхасы 14 округов Привилегированные и простолюдины: Гунбу, Лали, Бобу, Башу, Гунцзяо, Лэйуцзи, Шопандо, Чжая, Бянъба, Мэнкун, Санъяй, Лолоцзун, Чувалун, Джаюл. Под властью наместника Сычуани остались 13 округов. Горы Наньцзиньшань служили гра­ницей меж территорией, подчиненной соответственно лхасским и сычуаньским властям [Празаускене, 1978, с. 124,127-129].

В Восточном Каме Цины ввели институт тусы. Местные князья и вожди племен получили из Пекина Привилегированные и простолюдины этот титул и печать, но пол­ностью сохраняли свою власть и собственный — разный в каждом кня­жестве — административный аппарат. Титул тусы передавался по наследию, но наследник был должен утверждаться царем. Цины не вмешивались во внутренние дела княжеств и племен. Они стремились привлечь на свою сторону местных князей и вождей племен Привилегированные и простолюдины и этим обеспечить тут свою верховную власть. Централь­ное правительство империи повсевременно проводило в Каме политику постепенного дробления княжеств. К началу XX в. тут насчиты­валось уже 22 окрестность (заместо 13). «Таким образом, такие большие княжества, как Дэргэ, Хор, Батан, Литан, Чхала и др., были значи­тельно урезаны, за счет чего Привилегированные и простолюдины были образованы новые окрестность: Чункэ, Гаожи, Линыгун, Байли (на местности Дэргэ), Дункэ, Шанлокэма, Сялокэма, Чжовэй (на местности Хора), Минчжэн, Юйтун, Лэнь-бянь, Чэньбянь, Цзаньли (на местности Чхала)» [там же, с. 129]. {196}

Как уже говорилось, граница реального контроля правительст­ва Лхасы на местности Кама повсевременно изменялась. Гюк именует границей Привилегированные и простолюдины владений Далай-ламы город Батан. «На восток от Батанга, — пишет он, — страна уже независима от Тале-ламы: она раз­делена меж многими Ту-ссе-ами, феодальными владетелями, поставленными сначало китайским царем; они при­знают его верховную власть и через раз в три года должны являться в Пекин с повинною данью Привилегированные и простолюдины» [Гюк и Габэ, 1866, с. 317-318]. В Чамдо и Батане, по сведениям Гюка, в 1846 г. находились гарни­зоны лхасских войск в количестве 300 боец в каждом. Погранич­ным китайским городом он именует Дацзяньлу (Кандин). Путь от Лхасы до Дацзяньлу занял у Гюка практически три месяца и составил, по его воззрению, 5050 ли [там же Привилегированные и простолюдины, с. 320-321].

Территория от Батана на восток до Дацзяньлу занята была ти­бетскими княжествами и племенами, подчиненными наместни­ку Сычуани. На пути Лхаса — Дацзяньлу стояли относительно маленькие китайские гарнизоны, находилась цепочка почтовых станций. Меж Пекином и Лхасой имелось 120 почтовых станций. Правительственные курьеры доходили из Лхасы в Пекин (самые Привилегированные и простолюдины срочные) за 36 дней [Дас, 1904, с. 244]. По другим сведениям, путь из Пекина до Чэнду занимал 10 дней, из Чэнду до Лхасы — 20 дней. Через Восточный Тибет раз в год шла основная масса паломников в Лхасу из Китая и Монголии. «Богомольцы, идущие в Лхасу из Монголии и Китая, входят в Тибет приемущественно в 3-х пт: в Привилегированные и простолюдины Кумбуме, в Сунпане и в Да-цзянь-лу; через последний идут бого­мольцы из Сычуани и южных провинций Китая; через Кумбум — богомольцы из Северной Монголии; через Сун-пан идут обитатели Гань-су и Шень-си, также часть богомольцев и из северного Амдо» [Потанин, 1950, с. 308]. Через Восточный Привилегированные и простолюдины Тибет осуществлялась и основная тибето-китайская и тибето-монгольская торговля.

Путь из Лхасы до Синина занимал примерно четыре ме­сяца; путь из Лхасы до Дацзяньлу — три месяца [Гюк и Габэ, 1866, с. 321]. Это был длинный, тяжелый и страшный путь, ибо относитель­ного порядка и спокойствия как в Амдо, так и в Каме Привилегированные и простолюдины нередко не су­ществовало. Бродячие тибетские племена еграев и голоков в Амдо нападали на торговые караваны и грабили их. Н.М. Пржевальский писал, что еграи и голоки «не признают над собой ни Далай-ламской, ни китайской власти» [Пржевальский, 1883, с. 239], и при­водил таковой пример их действий: «В 1874 г. эти разбойники Привилегированные и простолюдины, в числе 800 человек, напали на караван китайского резидента, возвращав­шегося из Лхасы в Пекин и везшего с собой кроме различных вещей {197} около 30 пудов золота. В охране при резиденте находилось 200 сол­дат, но еграи и голыки их разогнали и нескольких уничтожили. Потом забрали золото и поболее ценные Привилегированные и простолюдины вещи, а в наказание за сопротивле­ние убили носилки резидента...» [там же, с. 237-238]. Нападе­нию бродячих тибетцев подвергся и караван самого Пржевальского. Разбойные нападения перемежались приношением дани властям. Как замечает российский путник, «их (кочевников-тибетцев. — Б.М.) начальник возит подарки Далай-Ламе; дает также взятки и сининским властям» [там же, с. 239]. Достигнуть Привилегированные и простолюдины полного «замире­ния» ни в Амдо, ни в Каме китайским властям практически никогда не удавалось, о чем писал еще Гюк [Гюк и Габэ, 1866, с. 315]. В Каме местные князья на документах сначала ставили свою пе­чать, а потом пожалованную им Пекином печать тусы. Уплата на­логов бюрократам из Сычуани обычно Привилегированные и простолюдины носила чисто символиче­ский нрав. Многие местные правители, напротив, получали из императорской казны каждогодние подношения в виде шелковых тканей [Козлов, 1947, с. 267-268].

Некие тусы не признавали установленных цинскими вла­стями границ округов и собирали дань за пределами собственных кня­жеств [там же, с. 340-341]. Тусы не один раз вели войны Привилегированные и простолюдины вместе. Так, сначала 60-х годов правитель Ньярона Гомпо Намгьял попы­тался подчинить для себя примыкающие княжества. 6 тыс. беженцев из Дэргэ, Питана, Чатина, Дзакхока, Батана и княжеств Хорпа бежали в Лхасу. Правители княжеств обратились за помощью к губернатору Сы­чуани и правительству Лхасы. Сычуаньский губернатор, занятый борьбой с таипинами, не мог Привилегированные и простолюдины посодействовать и оказался обязан «одоб­рить» вмешательство лхасских властей. В 1863 г. тибетское прави­тельство направило в Ньярон войска под командованием калона Пулунва и дакпёна Тимена. Война длилась два года. Гомпо Намгьял умер. Лхаса установила собственный контроль над Ньяроном, Дэргэ и княжествами Хорпа. 17 князей и вождей на местности меж Дэргэ Привилегированные и простолюдины и Дацзяньлу были восстановлены в собственных правах. Они обязались подчиняться назначенному Лхасой губернатору Ньярона [Shakabpa, 1967, р. 187; Smith, 1996, р. 140-141]. В итоге этих событий настоящая власть Лхасы была всераспространена на восток прямо до р. Янцзы. Но в 1877 г. бойцы Лхасы ушли из Дэргэ [Рокхиль, 1901].

По оценке южноамериканского дипломата и путника В Привилегированные и простолюдины. Рокхиля, в 1889 г. в Каме было 18 больших княжеств, в том числе Дэргэ, Хорпа, Литан, Батан, Чжала, княжество Мэн-ния с основным городом Дацзяньлу и др. {198}

После того как из Дэргэ ушли лхасские бойцы, «князь незави­сим и от Китая, и от Лхассы» [Рокхиль, 1901, с. 149], — такое впе Привилегированные и простолюдины­чатление создалось у В. Рокхиля. По его же сообщению, княжества Литан и Мэнния «теперь присоединены к Лхассе» [там же, с. 174]. В области Чжядэ собственного рода самоуправлением воспользовались при­верженцы старенькой тибетской религии бон [Дас, 1904, с. XIII; Потанин, 1950, с. 311-313].

Духовная власть Далай-ламы распространялась, очевидно, на весь Восточный Тибет. В Каме Привилегированные и простолюдины имелось много больших, богатых и очень влиятельных монастырей.

«Немало затруднений светским властителям в этой стране при­чиняют настоятели 14 огромных монастырей восточного Тибета, — писал В. Рокхиль. — Они назначаются властями Лхассы и имеют принадлежащее им в силу обычая право суда по всем уголовным и штатским делам не только лишь над монахами Привилегированные и простолюдины собственного монастыря, да и над своими рабами и арендаторами... Хотя большая часть Камдо не подчинена им конкретно, но de facto все они же являются реальными хозяевами этой страны... В их руках на­ходятся практически все богатства страны, которые приобретены были ими благодаря торговле, ростовщичеству, дарственным записям старших и Привилегированные и простолюдины другими способами. Их земляная собственность часто имеет большие размеры, а их рабам и невольникам практически нет счета» [Рокхиль, 1901, с. 142]. Очень любознательное замечание можно отыскать в книжке А. Уодделя «Лхасса и ее потаенны. Очерк Тибетской экспедиции 1903-1904 гг.». После прибытия британской экспеди­ции в Лхасу цинский амбань пару раз навещал генерала Макдональда Привилегированные и простолюдины и старался установить с британцами более тесноватые дела. Вот что гласил амбань Макдональду о положении в Каме: «Говоря о восточных границах Тибета, он увидел, что Джайад, в сути, независящая страна и не находится ни под властью Лхассы, ни под властью Китая (курсив мой. — Б.М.). Восточные области Дердже и Привилегированные и простолюдины „Чан-це" (Джайад?), либо Чиамло, пару лет тому вспять, около 1896 г., были захвачены сычуаньским наместни­ком но когда депутация тибетцев отправилась в Пекин с протестом, наместнику отдали приказ высвободить эти провинции» [Уоддель, 1906, с. 265-266]. В устах цинского амбаня такая оценка уровня цинской власти в одном из районов Кама очень Привилегированные и простолюдины примечательна. {199}


pristupaem-k-montazhu-sistemi.html
prisutstvie-1-prisutstvie.html
prisutstvie-kak-ponimanie.html