Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава

Мари лежала и прислушивалась к биению.

Тук. Тук. Тук... Тишь... Тук. Тук. Тук... Тишь... Тук. Тук. Тук...

А вдруг оно прямо на данный момент остановится совершенно?

Ну вот!

Опять тишь!

- Джозеф!

Мари вскочила. Прижав обе руки к груди, она с силой нажала на нее, как будто желала вручную раскачать неисправный насос.

Сердечко Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава вздрогнуло, встрепенулось - и вдруг забилось часто-часто, сотрясая ударами всю грудь.

Мари опять откинулась на кровать. А вдруг оно остановится опять - и больше уже не забьется? Что все-таки тогда делать? Она ведь просто умрет от испуга... Умрет от испуга! Ну не забавно ли? Означает, она услышит, что сердечко Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава у нее не бьется - и сходу умрет. От испуга! И все равно она будет лежать и слушать. Все равно она возвратится домой и позвонит Лайле, и купит книжки, и будет плясать, и будет гулять в Центральном парке, и... Слушать...

Тук. Тук. Тук... Тишь...

Джозеф постучал в дверь. Джозеф Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава постучал в дверь - машина до сего времени не готова - означает, предстоит пережить еще одну ночь. Он так и не побрился, и темные волоски у него на подбородке один совершеннее другого, а все газетные киоски уже закрыты, и ей больше негде приобрести журналов, и они поужинали (вобщем, она могла бы и Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава не ужинать), и Джозеф пошел походить по вечернему городку.

Опять Мари посиживала на стуле и ощущала кожей, как сзади на шейке щекотно подымаются волоски. Она так ослабла, что не было сил даже встать со стула. Она была совершенно одна - один на один с звонким биением собственного сердца, которое, казалось Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава, сотрясало болью всю комнату. Глаза ее налились жаром, как будто у испуганного малыша, веки набрякли.

Нутром Мари ощутила 1-ый сбой. Еще одна ночь... Еще одна ночь... Еще одна ночь... Она будет даже подольше, чем предшествующая. Вот он, 1-ый сбой - маятник пропустил один удар. А вот и 2-ой, и 3-ий Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава - как по цепочке. Они цепляются один за другой. 1-ый - совершенно крошечный, 2-ой - побольше, 3-ий - еще побольше, 4-ый - совершенно большой, а пятый-просто огромный...

Ганглий - некий красненький ничтожный узелок, схожий на обычную штопальную нить, которая оборвалась в ней и трепещет. Будто бы в механизме сломалась малая деталь - и сейчас вся Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава машина разладилась и дрожит как в лихорадке.

Мари не сопротивлялась. Она отдалась во власть этой дрожи, этому кошмару, этим взрывам снутри, обдающим ее липким позже, этому противному кислому вину, заполонившему рот. Сердечко ее, как будто сломанный волчок, отклонялось то в одну сторону, то в другую, спотыкалось, содрогалось, ныло... Краска Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава схлынула с лица - будто бы выключили лампочку и сейчас стало видно все, что у нее снутри - сероватые, тусклые нити, переплетения и жилки...

Джозеф был тут же, в комнате - он уже пришел, но Мари даже не услышала, как он пришел. Вобщем, от его прихода ничего не поменялось Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава. Молчком, не произнося ни одного слова, он готовился ко сну: прогуливался по комнате, брал какие-то вещи, курил. Мари тоже ничего ему не произнесла, только oмолча легла в кровать. Она не услышала, как он обратился к ней.

Она засекала время. Каждые 5 минут смотрела на часы - и часы содрогались, и время содрогалось Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава вкупе с ними. И эта дрожь, казалось, никогда не закончится. Мари попросила воды. Перевернулась с боку на бок. Снова. И снова. По ту сторону окна гудел ветер, сбивая набекрень шапки фонарей - ив окна врывался свет, как будто кто-то открывал глаза, а позже закрывал их. Снизу, из холла, не Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава доносилось ни звука - гостиница как будто вымерла после ужина.

Он подал ей стакан воды.

- Я промерзла, Джозеф, - проговорила Мари, глубже зарываясь в одеяло.

- Ничего ужасного, - произнес Джозеф.

- Правда промерзла! И плохо себя чувствую, и вообщем - я боюсь...

- Господи, ну чего ты боишься?

- Я желаю сесть в поезд и поскорее уехать Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава в Штаты...

- Поезда прогуливаются только из Леона - тут не проходит стальная дорога, - вздохнул Джозеф и прикурил еще одну сигарету.

- Ну так давай доедем до Леона.

- Как? На такси? А свою машину бросим тут? И позже - тут такие шоферы...

- Все равно. Я желаю уехать.

- С утра для Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава тебя станет лучше.

- Нет, не станет. Я знаю, не станет! Мне плохо!

- Но это влетит нам в кругленькую сумму, дорогая - брать машину до самого дома. Думаю, тут пахнет сотками баксов.

- Непринципиально. У меня на личном счету есть двести баксов. Я заплачу. Только, ради всего святого, поехали домой!

- Ну что ты - завтра утром Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава выглянет солнце, и ты сходу почувствуешь себя лучше... Это все поэтому, что нет солнца.

- Солнца нет, и ветер поднялся... - шепнула Мари, закрыв глаза и прислушиваясь. - Завывает, как в пустыне. Непонятная страна эта Мексика. Либо тропические заросли для тебя - либо пустыня. И кругом разбросаны крошечные городки, вроде этого Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава, где фонарей раз-два и обчелся...

- Меж иным, достаточно большая страна.

- Неуж-то местные обитатели никогда не чувствуют себя одинокими в этой пустыне?

- Думаю, они привыкли.

- И не страшатся?

- Чего им страшиться - у их есть вера, религия.

- Мне бы такую веру.

- Знаешь, если б у тебя появилась вера Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава, ты бы очень стремительно разучилась мыслить, - произнес Джозеф. - Если отдаться полностью некий одной идее, то в голове просто не остается места зачем-то другого.

- Вчера, - тихо произнесла Мари, - мне только того и хотелось. Я рада была бы ни о чем же не мыслить и полностью отдаться какой-либо идее, которая выручила Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава бы меня от испуга

- Господи, какого еще ужаса? О каком ты гласил ужасе? - пожал плечами Джозеф.

- Если б у меня была вера, - проговорила Мари, не обращая внимания на его слова, - то я бы знала, как себя приободрить. Я просто не умею выводить себя из этого дурного состояния...

- Боже... - пробормотал для себя Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава под нос Джозеф и скачком сел.

- Я всегда была верующей, - произнесла Мари.

- Баптисткой.

- Нет. Тогда мне было лет двенадцать. Я не стала веровать - позже.

- Ты никогда мне не говорила.

- Да нет же - ты знаешь...

- Какая еще вера? Гипсовые святые в ризнице? Либо нет - некий особый, свой святой, к которому Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава ты направляла свои молитвы, да?

- Да.

- И что все-таки - он отвечал на их?

- Ну, малость. Один раз. А позже - нет. Никогда больше. За долгие и длительные годы - никогда. Но я все равно продолжаю молиться.

- Что все-таки это за святой?

- Святой Иосиф.

- Означает, святой Иосиф. - Он Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава встал и с громким бульканьем налил для себя воды из стеклянного графина. - Проще говоря, Джозеф, да?

- Это совпадение, - произнесла Мари.

Некое время они в упор смотрели друг на друга. Потом Джозеф отвернулся.

- Нужно же - гипсовые святые... - проговорил он, отхлебывая воду.

- Джозеф! - прозвучал глас Мари в повисшей тиши.

- Что?

- Возьми Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава меня за руку, пожалуйста. -Ох уж эти дамы... -вздохнул Джозеф, после этого подошел и взял супругу за руку.

Через минутку она вдруг выдернула у него руку и упрятала ее под одеяло. Рука Джозефа так и осталась в воздухе, пустая. Мари закрыла глаза и произнесла дрожащим голосом:

- Нужно же... Это Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава совсем не так здорово, как я для себя представляла. По сути, когда я проделывала это в уме, было даже еще приятнее.

- Господи... - только и произнес Джозеф. Потом встал и направился в ванную.

Мари выключила свет. Сейчас только тоненькая желтоватая полоса светилась под дверцей ванной. Мари вновь прислушалась к собственному сердечку. Оно Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава стучало страшно стремительно - не меньше 100 пятидесяти ударов за минуту. И вновь изнутри ее тела исходил некий мерзкий дребезжащий рокот, будто бы во всех костях завелись трупные мухи - и сейчас жужжат, жужжат, жужжат... Она пробовала глядеть впереди себя, но глаза ее как будто перевернулись вовнутрь и лицезрели только сердечко Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава. Сердечко, которое разрывалось на части в грудной клеточке.

В ванной шумела вода. Мари слышала, как супруг чистит зубы.

- Джозеф!

- Да, - отозвался он из-за закрытой двери.

- Пойди сюда.

- Что для тебя необходимо?

- Я желаю, чтоб ты обещал мне кое-что. Пожалуйста, прошу тебя...

- Но что?

- Поначалу открой.

- Я Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава спрашиваю - что? Что конкретно? - раздался глас из-за закрытой двери.

- Обещай мне...- начала Мари и споткнулась.

- Ну что, что для тебя обещать? - спросил Джозеф, прервав затянувшуюся паузу.

- Обещай мне... - опять начала Мари и опять замолчала.

Сейчас супруг ничего не произнес. Мари нашла, что ее сердечко стучит в унисон с Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава часами. Кое-где по ту сторону окна скрипнул фонарь.

- Обещай мне, если чего-нибудть... случится... - услышала она собственный глас - таковой глухой и дальний, как будто она стояла в миле отсюда, - ...если чего-нибудть случится со мной, то ты не дашь похоронить меня на этом кладбище, рядом с этими отвратительными Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава катакомбами!

- Ну, не глупи, - отозвался Джозеф из-за двери.

- Ты обещаешь? - переспросила Мари, смотря расширенными очами в мглу.

- Для чего ты заставляешь меня обещать всякие глупости!

- Обещай, пожалуйста, обещай... Ты обещаешь?

- Днем ты поправишься, дорогая, - продолжал говорить он.

- Все равно обещай - по другому я не усну. Я смогу уснуть только если Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава ты скажешь, что никогда не оставишь меня там. Я не желаю, не желаю стоять там.

- Ну добросовестное слово! - воскрикнул Джозеф, теряя терпение.

- Пожалуйста... - умоляла Мари.

- Ну почему я должен обещать для тебя такие вещи, почему? - всплеснул он руками. - Завтра для тебя будет лучше. И вообщем... Лучше представь, вроде бы Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава ты замечательно смотрела"! в этих катакомбах - где-нибудь меж мистером Гримасоу и мистером Разиньротом, а? - Джозеф заразно рассмеялся. - Воткнули бы для тебя в волосы бугенвиллию...

Мари молчком лежала в мгле.

- Ну разве не здорово? - спросил он через хохот из-за двери.

Она ничего не ответила.

- Как ты думаешь Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава? - переспросил он.

Понизу на площади послышались чьи-то тихие шаги - и удалились.

- Эй! - позвал он, продолжая чистить зубы.

Мари лежала, вперив глаза в потолок, и грудь ее часто-часто вздымалась - и все почаще и почаще, воздух вырывался из ее ноздрей, а в уголке рта показалась тоненькая струйка крови. Глаза Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава ее были обширно распахнуты, руки бешено терзали края простыни.

- Эй! - опять окрикнул он из-за двери.

Мари не ответила.

- Господи... - бурчал для себя под нос Джозеф. - Да точно для тебя говорю. - Он влез головой под струю и начал полоскать рот. - Уже завтра с утра...

Со стороны ее Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава кровати не доносилось ни звука.

- Странноватые все-же существа эти дамы, - произнес Джозеф, обращаясь к собственному отражению в зеркале.

Мари все лежала на кровати.

- Точно для тебя говорю, - продолжал бубнить он, с бульканьем полоща гортань антисептиком, потом звучно сплюнул в раковину. - Завтра днем ты встанешь и побежишь...

Ни слова в ответ Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава.

- Скоро они окончат чинить автомобиль.

Ни слова.

- Ты погоди, утро вечера мудренее. - Джозеф открутил крышечку и стал протирать лицо освежителем. - Думаю, окончат чинить уже завтра. Ну в последнем случае - послезавтpa. Ты ведь не против провести тут еще одну ночь?

Мари ничего не отвечала.

- Не против? - переспросил он.

Никакого ответа.

Полоса Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава света под дверцей расширилась.

- Мари!

Он открыл дверь.

- Спишь?

Она лежала, смотря впереди себя расширенными очами, грудь ее тяжело вздымалась.

- Ну, означает, спишь, - заключил он. - Размеренной ночи, дорогая.

Джозеф лег в кровать.

- Утомилась, наверняка.

Она не ответила.

- Утомилась... - повторил он.

По ту сторону окна ветер качал фонари. Комната Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава была черной и длинноватой, как туннель. Через минутку Джозеф уже дремал.

А Мари все так же лежала с открытыми очами, и грудь ее то подымалась, то опускалась, и на руке тикали часы...

В такую погоду было здорово ехать через тропик Рака. Сверкающий автомобиль мягко подпрыгивал на ухабах, петлял меж Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава сопками, с ревом вписывался в крутые повороты, оставляя за собой легкое облачко дыма и больше приближаясь к Соединенным Штатам. В машине посиживал Джозеф - как обычно свежайший, румяный и в панаме. На коленях у него комфортно свернулся постоянный фотоаппарат - он не расставался с ним даже за рулем. К Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава лацкану желтоватого пиджака была пришпилена темная шелковая ленточка.

Оглядывая проносящийся пейзаж, Джозеф рассеянно взмахнул рукою, как будто обращался к попутчику... но осекся. Здесь же его губки тронула глупая ухмылка - он опять отвернулся к окну и принялся мычать для себя под нос некий мотив. В то время правая его рука Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава тихонько подкрадывалась к примыкающему сидению...

Оно было пусто.

Пристальная покерная фишка работы А.Матисса

The Watchful Poker Chip of H. Matisse

1954

Переводчик: Миша Пчелинцев

На данный момент, в момент нашего с ним знакомства, Джордж Гарви - ничто, нуль без палочки. Позже он будет щеголять моноклем работы самого Матисса - белоснежной покерной фишкой с изображением голубого глаза. Полностью Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава может быть, что еще позже из золоченой клеточки, вделанной в искусственную ногу Джорджа Гарви, польются трели и рулады, а левая его рука обретет новейшую - красноватая медь с нефритом! - кисть.

Но сначала посмотрите на ужасающе неиндивидуального человека.

- Финансовую секцию, дорогая?

Его квартира, вечер, шорох газет.

- Метеорологи пишут: "Ожидается Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава дождик".

Дыхание, темные волоски в ноздрях колышутся - внутрь-наружу, внутрь-наружу, тихо, тихо, равномерно, час, другой...

- Пора и ложиться.

По наружности - прямой потомок восковых витринных манекенов эталона 1907 года. Умеет, на зависть всем колдунам и фокусникам, сесть в зеленоватое велюровое кресло и - пропасть. Отвернитесь - и вы уже запамятовали его лицо Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава. Тарелка манной каши.

И вот, случайнейшая из случайностей сделала его ядром, средоточием авангардного литературного течения, дичайшего на памяти населения земли.

Уже 20 лет супруги Гарви жили в звонкой пустоте одиночества. Очаровательная дама, но опасность неминуемой встречи с ним вчистую отпугивала всех вероятных гостей.

Гарви обладал способностью одномоментно мумифицировать людей - о чем Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава же не догадывались ни его супруга, ни он сам. Супруги утверждали, что после суматошного рабочего денька им очень приятно провести вечер тихо, в обществе друга. Оба делали мерклую, тусклую работу. Бывало, что даже они сами не могли припомнить заглавие мерклой, тусклой компании, поручавшей им эту работу - белоснежная Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава краска на белоснежном.

Записывайтесь в авангард! Записывайтесь в "Странноватый септет"!

Прекрасная семерка расцвела махровым цветом в парижских полуподвалах, под звуки достаточно вялой разновидности джаза; 6 с излишним месяцев она чудом сохраняла свои в высшей степени неуравновешенные отношения, возвратилась в Соединенные Штаты и здесь, раз в секунду готовая с треском развалиться, натолкнулась на мистера Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава Джорджа Гарви.

- Мой Бог! - воскрикнул Александр Пейп, экс-самодержец шайки. - Я познакомился с классным занудой. Вы просто должны на него поглядеть! Прошедшим вечерком Билл Тимминс оставил на двери записку, что, дескать, вернусь через час. Я слоняюсь по холлу, и здесь этот самый Гарви предлагает мне подождать в его квартире Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава. Вот там мы и посиживали - Гарви, его супруга и я. Неописуемо! Он - сама страшная Тоска, порожденная нашим материалистическим обществом. У него в арсенале миллионы методов обездвиживать человека! Прекрасный антикварный экземпляр с непревзойденным талантом доводить до ступора, до глубочайшего сонного оцепенения, до полной остановки сердца. Клинический, лабораторный Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава случай. Пошли к нему, нагрянем на него все вкупе!

Они слетелись как стервятники! Жизнь текла к дверям Гарви, жизнь посиживала в его гостиной. "Странноватый септет" разместился на засаленном диване, "Странноватый септет" пожирал добычу очами.

Гарви нервничал, не находил для себя места.

- Если кто-либо желает закурить... - бледнейшая, практически что и не приметная Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава ухмылка. - Так вы не смущяйтесь - курите.

Тишь.

Аннотация говорила: "Молчать, чтоб никто ни полслова. Пусть подергается. Это - наилучший метод выявить его сокрушительную заурядность. Южноамериканская культура - абсолютный нуль".

Три минутки полной тишины и неподвижности. Мистер Гарви чуток подался вперед.

- Э-э... - произнес он, - каким делом занимаетесь вы, мистер?..

- Крэбтри. Поэт Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава.

Гарви обмозговал услышанное.

- Ну и как, - произнес он, - ваш бизнес?

Ни звука.

Перед нами фирменное молчание Гарви. Перед нами наикрупнейший в мире производитель и поставщик молчаний, назовите хоть какое, и он вручит вам заказ, упакованный в приличное откашливание, завязанный еле слышными перешептываниями. Смущенное и оскорбленное, хладнокровное и праздничное, индифферентное Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава и неспокойное, и даже то молчание, которое золото, - все что угодно, только обратитесь к Гарви.

Но вернемся к определенному молчанию данного, определенного вечера - "Странноватый септет" практически им упивался. Позже, в собственной квартире, за бутылкой "незамудреного, но полностью солидного" красноватого вина (еще одна фаза развития привела их в соприкосновение с Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава реальной реальностью), эта тишь была разорвана в клочья, изгрызена и разжевана.

- Ты направил внимание, как он мял уголок воротника? Да-а!

- И все-же что ни гласите, мужчина он практически крутой. Я упомянул Маггси Спэньера и Бикса Байдербека - лицезрели его тогда? Хоть бы глазом моргнул. А вот я... я Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава только грезить могу о таком выражении лица, чтоб полное безразличие и нуль чувств.

Готовясь ко сну, Джордж Гарви перебирал в уме действия необычного вечера. Приходилось признать, что тогда, когда ситуация стала совершенно неуправляемой - когда началось обсуждение таинственных книжек, незнакомой музыки, - он запаниковал, похолодел от кошмара.

Но это, похоже Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава, не очень озаботило необыкновенных гостей. Более того, при прощании они все энергично трясли ему руку, рассыпались в благодарностях за потрясающе проведенный вечер.

- Вот это я понимаю - прирожденный, проф, высшего разряда зануда! - воскрикнул в обратном конце городка Александр Пейп.

- Как знать, может быть, он потихоньку хихикает над нами Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава, - сделал возражение Смит, малый южноамериканский поэт двадцатого века.

Находясь в бодрствующем состоянии, Смит оспаривал все, без исключения, утверждения Пейпа.

- Нужно сводить туда Минни и Тома, они влюбятся в нашего Гарви. Да-а, вечерок был - просто экстаз, мемуаров на месяц хватит.

- А вы увидели, - блаженно зажмурился Смит, малый поэт. - Краны в их Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава ванной. - Он сделал драматическую паузу. - Жгучая вода.

Все раздраженно вскинули на Смита глаза. Им и в голову не пришло испытать.

Шайка разрасталась; опара на неописуемых дрожжах, она выламывала двери, выпирала через окна.

- Ты не лицезрел еще Гарви? Господи! Возвращайся в собственный гроб! Вот точно говорю - Гарви репетирует. Ну Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава разве можно быть так сероватым без системы Станиславского?

Александр Пейп постоянно ввергал всю компанию в угнетение безупречными речевыми имитациями; сейчас он заговорил точно так же как Гарви - медлительно, неуверенно и смущенно.

- "Улисс"? А это не та книжка, где про грека, про корабль и про одноглазого каннибала? Простите? - Пауза. - О-о! - Еще Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава одна пауза. - Понятно. - Полное изумление. - "Улисса" написал Джеймс Джойс? Удивительно. Я готов был поклясться, что точно помню, как много годов назад, в школе...

Они терпеть не могли Александра Пейпа за эти блестящие имитации - и все таки покатились от смеха. Продолжение не замедлило последовать.

- Теннесси Уильяме? Это Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава что, тот, который написал слащавую деревенскую песенку "Вальс" [Песня в стиле кантри "Теннесси вальс" не имеет, естественно, никакого дела к Теннесси Уильямсу. (Тут и дальше примеч. пер.)]?

- Стремительно! - хором заорал люд. - Какой там у Гарви адресок?

- Да-а, - произнес мистер Гарви собственной супруге, - ближайшее время жизнь лупит ключом.

- А ведь Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава это все ты, - ответила его супруга. - Ты увидел, как они страшатся пропустить хоть одно твое слово?

- Напряженность их внимания, - произнес мистер Гарви, - граничит с истерией. Они практически взрываются от самых невинных моих замечаний. Удивительно. Ведь в конторе неважно какая моя шуточка как будто натыкается на каменную стенку. Вот сейчас, скажем, я Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава и вообщем не пробовал шутить. Разумеется, во все, что я делаю либо говорю, неприметно вплетается струйка подсознательного юмора. Очень приятно, что во мне это есть, ранее я даже не подозревал... Ага, вот и звонок. Начинается.

- Необходимо извлечь Гарви из постели в четыре утра, - сказал Александр Пейп Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава. - Именно тогда он - вправду пальчики оближешь. Полное изнеможение плюс мораль fin de siecle ["Конец века" (фр.) - литература и искусство 1890-х; декадентство.] составляют изысканнейший салат.

Все дружно обиделись на Пейпа - ну почему конкретно он вымыслил следить Гарви на рассвете? И все таки конец октября был отмечен завышенным энтузиазмом к послеполуночному времени.

Собственное Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава подсознание нашептывало мистеру Гарви, что он - премьера, открывающая театральный сезон, что предстоящий фуррор на сто процентов находится в зависимости от стойкости скукотищи, навеваемой им на зрителей. Купаясь во внимании гостей, он, но, додумывался, с какой конкретно стати стекаются эти лемминги к его личному океану. На самом деле собственной, в Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава глубине, Гарви был на уникальность блестящей личностью, но вчистую лишенные какого-нибудь воображения предки втиснули его в прокрустово ложе обычного собственного окружения. Дальше он попал в еще худшую соковыжималку - Контора плюс Компания плюс Супруга. Конечный итог: человек, чьи потенциальные способности перевоплотился в бомбу медленного действия, 20 лет умиротворенно тикавшую Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава в мирной гостиной, Подавленное подсознание Гарви наполовину понимало, что авангардисты в жизни не встречали никого, ему подобного - либо, точнее, встречали миллионы таких, но никогда до этого не удосуживались подвергнуть 1-го из их исследованию.

Результат исследования: он стал первой знаменитостью сезона. Через месяц в этой роли возможно окажется какой-либо Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава абстракционист из Аллентауна, сменивший кисти на садовый распылитель ядохимикатов и кондитерские шприцы, разбрызгивающий с двенадцатифутовой стремянки малярную краску только 2-ух - голубого и серого - цветов на холст, загрунтованный неровными слоями клея и кофейной гущи, чей творческий рост находится в зависимости от признания общественности. Либо - чикагский жестянщик, творец мобилей, пятнадцати лет от роду Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава, но уже умудренный всей мудростью веков.

Ушлое подсознание мистера Гарви прониклось еще большенными подозрениями, когда он допустил колоссальную оплошность - прочел номер любимого авангардистами журнальчика "Ньюклнэс".

- Вот, скажем, этот материал о Данте, - произнес Гарви. - Очень, очень интересно. В особенности анализ пространственных метаморфоз, происходящих у подножия Antipurgatorio, и Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава обсуждение Paradiso Terreste [Речь, возможно, идет о 2-ой и третьей частях "Божественной комедии" Данте.]. А пассаж, где дискуссируются песни XV-XV111 веков, так именуемые "доктринальные кантос", просто прекрасен.

Ну и как реагировал на это "Странноватый септет"?

Они были ошеломлены - все, до одного.

В воздухе повис знобкий холодок.

Далее - ужаснее. Выйдя из Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава роли восхитительно неиндивидуального недотепы, не имеющего за душой ни единой своей мысли, ничтожного раба машинной цивилизации, чья единственная мечта - чтоб все не ужаснее, чем у соседей, Гарви доводил их до бешенства своими соображениями по статье "Все ли еще экзистенциален экзистенциализм, либо Крафт-Эббинг [Непереводимая игра слов. Искажена (что не отражается Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава на произношении) фамилия германского психиатра Краффт-Эбинга, чем подчеркивается ее созвучие с английскими словами. В итоге заглавие статьи можно осознать как "Все ли еще экзистенциален экзистенциализм, либо это ремесло приходит в упадок?] ". И они ушли.

Им не необходимы интеллектуальные рассуждения об алхимии и символике, преподносимые твоим Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава пискливым голоском, увещевало Гарви его подсознание. Им нужен только обычный, старомодный белоснежный хлеб с деревенским, домашнего изготовления, маслом, чтоб пережевывать потом в каком-нибудь полутемном баре, восклицая "как восхитительно!"

Гарви отступил на прежние позиции.

На последующий вечер он опять был таким же, как ранее, милейшим, драгоценнейшим, чистейшей воды - хоть Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава на зуб пробуй - Гарви. Дейл Карнеги? Величавый религиозный вождь! Харт Шаффнер и Маркс? Лучше хоть какой Бонд-стрит. Новая Книжка Месяца? Вот она, на столе. Вы читали когда-нибудь Элинор Глин?

"Странноватый септет" впал в практически истерический экстаз. Они согласились - не даже очень упираясь - поглядеть Мильтона Берля. Любая шуточка, каждое слово Берля Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава вызывало у Гарви приступы неудержимого смеха. Соседи Гарви согласились записывать на видеомагнитофон дневные мыльные оперы, Гарви их ежевечерне смотрел, смотрел, не отрываясь от экрана, с истым, религиозным благоговением. "Странноватый септет" с таким же благоговением смотрел на Гарви, они изучали его лицо, анализировали его абсолютную преданность "Матушке Перкинс" и Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава "2-ой супруге Джона".

Гарви хитрел прямо на очах. Ты на верхушке фуррора, гласило ему внутреннее "я". Оставайся на верхушке! Радуй свою аудиторию! Завтра... завтра поставь им пластинки "2-ух Темных Ворон"! И осторожнее, осторожнее! Вот, скажем, Бонни Бейкер... да, вот конкретно! Они содрогнутся, не способен поверить, что для тебя Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава и взаправду нравится, как она поет. Ну а Гай Ломбарде? Правильно, самое то!

Ты символизируешь сероватую, безликую массу, не отставало Джорджево подсознание. Они приходят сюда, чтоб изучить ужасающую непристойность воображаемого Человека Толпы - которого они типо терпеть не могут. Но колодец со змеями их завораживает.

- Они тебя обожают, - произнесла Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава Джорджу Гарви супруга, угадавшая ход его мыслей.

- Несколько устрашающей любовью, - грустно улыбнулся Гарви. - Я ночами не сплю - все пробую осознать, для чего они сюда приходят. Сам у себя я не вызываю ничего, не считая тоски и неприязни. Глуповатый, уныло-болтливый человечек. Ни одной свежайшей мысли в голове. И сейчас Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава выяснилось: мне нравится быть в обществе. Фактически говоря, мне всегда хотелось быть общительным, только вот способности не представлялось. Последние месяцы стали для меня сплошным праздничком. Их энтузиазм потухает. А я желаю сохранить его навечно. Что все-таки мне делать?

Услужливое подсознание снабдило его перечнем нужных приобретений.

Пиво. Глупо до крайности, свидетельствует об Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава отсутствии воображения.

Претцели [Сухое солоноватое печенье]. Замечательная старомодность.

Навестить маму. Прихватить картину Максфилда Парриша [Максфилд Парриш (1870-1966) - южноамериканский живописец и иллюстратор] - ту, выцветшую, засиженную мухами. Произнести о ней речь.

К декабрю мистера Гарви объял полный, безысходный кошмар.

Члены "Необычного септета" уже свыклись с Милтоном Берлем и Гаем Ломбарде. Постепенно Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава они сами уверили себя, что в реальности Берль очень тонок для американской публики, а Ломбарде обогнал свое время на добрые 20 лет - просто так выходит, что пошлые люди обожают его совершенно не за то, по своим пошлым причинам.

Империя Гарви сотрясалась, готовая упасть.

Внезапно оказалось, что он - полностью неиндивидуальный человек Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава, не отклоняющийся от принятых в обществе вкусов, а чуть за ними поспевающий - авангардисты с экстазом вцепились в Нору Баэз, в Никербокер-квартет урожая семнадцатого года, в Эла Джонсона, исполняющего "Куда пошли Робинзон Крузо с Пятницей субботним вечерком", и Шепа Филдза с его "зыбучим ритмом". Максфилд Парриш был воспринят Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава как нечто само собой разумеющееся. Уже на 2-ой вечер все пришли к единодушному воззрению: "Пиво - напиток интеллектуалов. Очень жалко, что кретины тоже его употребляют".

Короче говоря, друзья улетучились. До Гарви доходили слухи, что Александр Пейп даже играл одно время с идеей провести - чисто для прикола - в свою квартиру жаркую Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава воду. Этот чахлый сорняк был свирепо вырван с грядки, но не до этого, чем Пейп очень свалился в очах cognoscenti [Ценитель искусства (ит.)].

Гарви из кожи вон лез, пытаясь прозреть прихотливые сдвиги вкусов и моды. Он прирастил количество безвозмездно выставляемой еды, ранее всех предвидел возвращение к Ревущим Двадцатым - не Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава только лишь сам сменил штаны на грубо-шерстяные колющиеся бриджи, но даже уговорил супругу вырядиться в ровненький, как мешок, балахон и сделать маленькую стрижку "под мальчугана".

Но стервятники прилетали, быстренько сметали все со стола и убирались восвояси. Сейчас, когда по миру устрашающим гигантом шагало телевидение, они торопливо втюрились Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава в радио. Интеллектуалы слушали пиратские перезаписи радиопьес 30-х годов - таких, как "Вик и Сэди" и "Семья Пеппера Янга", - а потом до хрипоты обсуждали их на собственных сборищах.

Джорджа Гарви выручила серия решительных, с чудом граничащих действий, загаданных и осуществленных его запаниковавшим подсознанием.

Первым из этой серии был эпизод с неудобно Пристальная покерная фишка работы А.Матисса 4 глава захлопнутой дверью машины.

Мистер Гарви лишился кончика мизинца.

В последовавшей суматохе он ненамеренно наступил на крохотный кусок собственной плоти, а потом, настолько же ненамеренно, отфутболил его далековато в сторону. К тому времени как утрата была выужена из уличной канавы, ни один хирург не взялся бы уже пришивать ее на место.


privatnaya-informaciya-o-proekte.html
privedem-dva-primera-iz-praktiki-izdatelskaya-programma-300-luchshih-uchebnikov-dlya-visshej-shkoli-osushestvlyaetsya-pri.html
privedem-primer-pismennogo-uvedomleniya.html